Люди устали 26 лет подряд видеть одно и то же усатое лицо. Интервью с избитым в Гродно Яном Романом

Цей матеріал також доступний українською

Журналист Ян Роман работает на польские и белорусские СМИ (Фото: hrodna. life)

Белорусский журналист Ян Роман из Гродно был жестко избит бойцами ОМОНа: у него выбиты четыре зуба, порвана слизистая оболочка глаза, гематома на голове и травмы конечностей. В интервью НВ он рассказывает о том, с какими требованиями выходят на улицу белорусы и как работает конвейер из арестов и штрафов.

Днем в понедельник, 10 августа белорусский журналист Ян Роман пришел под здание Октябрьского районного управления внутренних дел в городе Гродно, чтобы раздобыть информацию о своем коллеге — журналисте Александре Саенко. Того задержали в воскресенье, 9 августа — Саенко был одним из тех, кто в день выборов освещал протесты на Советской площади в центре Гродно.

Кроме Яна Романа, под РОВД находилось более полусотни людей, которые также пришли узнать что-нибудь о своих задержанных знакомых. Начальство управления сперва пригрозило людям тем, что все это может сойти за несанкционированный митинг. После чего людей разогнали силовым методом, подключив ОМОН.

В потасовке Роман пытался обратить внимание милиционеров на то, что он журналист — мужчина работает в СМИ уже около двадцати лет, последние девять сотрудничает с белорусским СМИ Белсат и польским TV Polonia. Но это не помогло: Роману выбили четыре зуба, травмировали руки и ноги, повредили глаз. После чего арестовали, продержали в РОВД и выпустили уже на следующий день.

Репортер НВ Саша Горчинская связалась с Яном Романом. В интервью он рассказал о том, что происходит в Гродно, а также объяснил, как выглядят изнутри белорусские протесты, кем они координируются и что думают митингующие об отъезде главной конкурентки Александра Лукашенко — Светланы Тихановской.

— Расскажите, что произошло 10 августа под РОВД. Согласно информации, которая висит на сайте Белорусской ассоциации журналистов, под РОВД в Гродно было около 150 человек. Скольких задержали? Штрафы выписали всем?

— 10 августа я с друзьями встречал своих коллег, которые были задержаны накануне около здания РОВД Октябрьского района в Гродно. Там было много людей — может, 150, 200, которые искали своих родственников.

После акций протестов в городе задержано было достаточно много людей, они были «рассортированы» в четырех пунктах: в гродненской тюрьме и трех зданиях РОВД, которые находятся в Гродно. Поэтому люди под тем РОВД довольно эмоционально себя вели — многие не знали, где их близкие. И когда начали выпускать задержанных, их встречали овациями, а когда выходили и заходили сотрудники милиции, их сопровождали криками: «Позор!». Это, конечно, им не понравилось.

Вышел замначальника РОВД и предупредил, что если так и будет продолжаться, это можно рассматривать как несанкционированный митинг. Людей попросили отойти чуть дальше, что они и сделали. С другой стороны, имея некоторый опыт, можно было понять, что это был, своего рода, сигнал. Так оно и случилось: через некоторое время приехали сотрудники ОМОНа и начали жесткую зачистку. Кто успел убежать — убежал, кто не успел — снова попали в руки милиции.

Даже были такие случаи, когда человека задержали ранее, потом прошел суд и его только выпустили из РОВД, он сидел на асфальте завязывал шнурки, потому что со шнурками в камеру нельзя. И его снова схватили, потащили и снова штраф — 405 рублей, это где-то более 150 долларов. Как правило, всем такие штрафы выписываются.

Меня сотрудники ОМОНа встретили очень жестко. В итоге, гематома глаза, порвана слизистая оболочка, гематома на голове, четыре зуба выбиты, травмы рук, ног, спины. Вкратце это выглядит так. Они работали очень брутально. И то, что я — журналист, на их никоем образом не повлияло. Я так вижу, что бойцы ОМОНа проводят жесткую линию, в том числе, и в отношении журналистов.

Белорусская ассоциация журналистов сообщила, что работников СМИ, задержанных после выборов, могут осудить. По каким статьям?

Тут работает такой себе судебный конвейер: меня задержали, обвинили по двум протоколам, это участие в несанкционированном митинге и неподчинение законным требованиям сотрудников милиции. Это «стандартные» обвинения.

— Грозят ли вам такие же обвинения?

— Я получил штраф в размере 400 белорусских рублей. В таких случаях в РОВД приезжают девять-десять судей и по конвейеру всех судят. Кому-то — штраф, кому-то — сутки. На сутки закрывают, как правило, в других городах, потому что каждый день новый завоз идет. Это где-то 50−70 человек в зависимости от того, насколько «урожайным» выдался вечер.

— На сайте Белорусский партизан я наткнулась на давнюю новость о пикете в защиту польской школы в 2012 году, где вас также задерживали. Тогда в комментарии изданию БелаПАН вы сказали, что милиционер не составил протокола о задержании и сказал вам: «Вы и сами знаете, почему вас задержали». Часто такое происходит?

— То, что вы прочитали о моем задержании — это обыкновенные вещи, которые происходят в Беларуси. Что касается именно этой истории, задержание было обусловлено тем, что власти, видимо, были заинтересованы, чтобы эта тема — русификация польской школы — не освещалась слишком широко.

Если протокол о задержании составляют, дальше это дело рассматривается судом. Если же не составляется, без этого милиционер имеет право удерживать человека не более трех часов.

— Как бы вы охарактеризовали сейчас белорусские протесты? Есть ли какие-то лидеры, координаторы этих митингов, или все происходит рассредоточено?

— Белорусские протесты, насколько я вижу, в основном, координируются через интернет. Лидеров протестов нет: они или уехали, или залегли на дно. То есть, это хаотические митинги.

Меня сотрудники ОМОНа встретили очень жестко

Люди просто устали от того, что на протяжении 26 лет видят одно и то же лицо, усатое лицо. И главный посыл этих всех митингов — «Надоел!». И это касается на сегодняшний день уже всех категорий граждан. Если раньше бюджетники, пенсионеры возлагали на него [на Александра Лукашенко] какие-то надежды, то теперь одно слово — надоел. Фактически, они выходят, чтобы показать свое отношение к действующему президенту Беларуси Александру Лукашенко.

— Отличается ли первый день протестов от последующих?

— Особо ничем они не отличаются. Разве что сейчас идет такое массовое запугивание, арестовывают ни в чем не повинных людей.

— Всю основную информацию о происходящем в Беларуси сейчас мы получаем из белорусских телеграм-каналов. Известно ли, кто ведет эти каналы, кто публикует посты с призывами и требованиями?

— Телеграм-каналы, как правило, ведут люди, которые сами находятся за границами государства. Обыкновенные граждане Беларуси высылают им те видео, которые снимают на свои смартфоны. А они, в свою очередь, размещают это на своих каналах. Таким образом видео доходят до широкого круга потребителей.

— В телеграм-каналах вроде Nexta пишут, что основные требования митингующих — это признание Тихановской президентом РБ, назначение повторных выборов и освобождение задержанных. Это действительно так? О чем вообще говорят люди, чего они хотят?

— Возможно, часть правды в этом и есть. Но со своего опыта, в частности, ночи, проведенной в камере с другими людьми, могу сказать, что люди просто выходят сказать «Нет» этой власти.

А что касается Светланы Тихановской, то она своим отъездом в каком-то смысле похоронила надежды белорусов. Но это такой неоднозначный вопрос. Я бы сказал, люди выходят за то, чтобы Лукашенко ушел, а не за то, чтобы Тихановская стала президентом. Главный посыл всех этих акций: «Лукашенко — уходи».

— Вчера в Сети стала появляться информация о том, что в Беларуси может быть вероятен сценарий с вводом «миротворческой миссии» Россией. Что вы об этом думаете? Есть ли реальные основания так считать или это домыслы?

— Думаю, что частично российские «миротворцы» уже работают в Беларуси, только в форме белорусских омоновцев. У некоторых это даже слышно по акценту, по говору. Белорусы говорят немного своеобразно. На чистом русском языке у нас люди, как правило, уже не разговаривают.

Тихановская своим отъездом похоронила надежды белорусов

То, что может нагрянуть «миротворческая миссия» — думаю, если российским властям покажется, что белорусские власти сами не справляются, то вполне вероятно, что из РФ кто-нибудь и приедет. С другой стороны, это может быть такая тренировка перед тем, как будет происходить что-нибудь более масштабное в России. Это не первый такой случай, когда здесь что-то оттачивается, а потом в РФ более широко применяется.

Но вообще, конечно, не понятно, что происходит. Какое-то недоразумение. Все это вызывает много вопросов и у журналистов, и у аналитиков. Как будто бы бойцы ОМОНа просто развлекаются. Вчера в Минске был случай, люди прятались в кустах, омоновцы их заметили, схватили, разместили на автобусной остановке и пару раз стрельнули по ним резиновыми пулями.

— Что думаете об отъезде Тихановской и о ее заявлениях? Действительно ли это ее решение или на нее надавили?

— Думаю, это спланированная акция белорусских спецслужб. И по тому, что сам ее отъезд показали, и по тому, что она читала свое заявление с бумажки, можно сделать вывод, что Тихановская оказалась в очень сложной ситуации. Ее муж — в тюрьме, а дети — за границей. Все, что она могла сделать, она сделала. Наверное, просто исчерпала свои возможности.

Не думаю, что белорусы ее осудят. Из тех, с кем я общаюсь, большинство выражают Тихановской скорее сопереживание, чем разочарование. Зная, как к такому относится Лукашенко, думаю, что Сергею Тихановскому дадут минимум пять лет [за решеткой]. Так что это, по сути, трагедия. И таких трагедий в Беларуси много, они происходят каждые пять лет, когда проходят выборы президента.

— Как восприняли это люди? Не разочаровались?

— Этот президент свою власть просто так не отдаст. А к более радикальным действиям, как мне кажется, белорусское общество не готово. Через какое-то время протесты угаснут и начнутся суды. В частности, суд над Тихановским, над Бабарико. Но не исключено, что это спровоцирует следующую волну протестов в последствии.

Author: admin

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *